Главная Законодательство о правах потребителей Школа потребителя Вопросы и ответы Контакты
Информация о Движении
Потребителю
 
Библиотека потребителя
Вопрос-ответ
  • Банк вернул вклад с месячной задержкой. Можно ли потребовать от банка выплаты неустойки и штрафа?
Ответ...
  • Сдал по гарантии планшет в магазин, где приобретал, он перестал включаться. Через некоторое время получил отказ, по причине вскрытия или повреждения в следствии падения, хотя я точно знаю, что такого не было. Как поступить в данной ситуации?
Ответ...


Как открыть отделение

Звезда качества

Агенство информирования потребителей

Рейтинг

Московское региональное отделение

Крымское региональное отделение

Информационный ресурс Подмосковья

Школа муниципального политика

профсоюз Евразия



Информация о Движении Новости 06/07/09

 

 

6 июля 2009 года в Москве в Информационно-консультационном центре общероссийского проекта Всероссийской политической партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» - «Сеть правовой защиты потребителей» состоялась пресс-конференция Депутата Государственной Думы Российской Федерации Сергея Железняка, Председателя Объединения потребителей России Алексея Корягина и Председателя Центрального Совета Объединения потребителей России Олега Ашуркова, посвященная современному состоянию защиты потребителей в России.

 

 

О ЗАЩИЩЕННОСТИ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

Вопрос: Как можно оценить защищенность нашего потребителя сегодня в целом? Легко ли потребителю отстаивать свои права?

Железняк: Не смотря на действующий Закон «О защите прав потребителей», сегодня сложно назвать наших людей полностью защищенными. Это не только из-за несовершенства законодательства, над чем необходимо работать, но и исполнение действующего закона является неудовлетворительным. Огромные сроки рассмотрения дел по искам потребителей в судах, неисполнение судебных решений, противодействие со стороны юристов компаний – ответчиков. В результате потребителю, в конечном счете, очень трудно защитить свои права.  

Ашурков: Что касается защищенности, то, в первую очередь, необходимо говорить об уровне потребительской безопасности. Это уровень очень низкий. Нам угрожают опасные для жизни некачественные продукты питания, поддельные лекарственные препараты, непрофессиональные врачи, опасности поджидают на транспорте и так далее. А это все угрозы жизни и здоровью человека, они отличаются от нарушения прав потребителей при приобретении какого-либо товара, который не угрожает жизни и его можно обменять или им не пользоваться. Меры защиты здесь пока не работают.

Корягин: К сожалению, у нас отсутствует целостная система защиты потребителей. Например, к тому, что сказал Сергей Владимирович Железняк, можно добавить, что на уровне местного самоуправления возможность защиты потребителей практически отсутствует. Также нет необходимого количества независимых и профессиональных экспертных организаций. Огромные бреши в потребительском законодательстве, некомпетентность судей, низкая эффективность работы приставов-исполнителей – все это делает нашего потребителя практически беззащитным. Но главное в том, что нет пока системного подхода к защите потребителей на государственном уровне.

Вопрос: Какие наиболее опасные зоны потребительского риска сейчас существуют?  

Железняк: В первую очередь, это те области, которые недостаточно отрегулированы законодательно. Например, отношения потребителей и управляющих компаний при оказании услуг ЖКХ, или Интернет – торговля. Также это медицинские услуги, где последствия могут быть очень тяжелыми.

Ашурков: Я бы остановился на продовольственной безопасности. По официальной информации, треть всей ввозимой в Москву пищевой продукции не соответствует установленным нормам качества. Более того, около восьми процентов такой продукции бракуется по показателям безопасности. Например, половина продаваемой в Москве рыбы является некачественной. Также в последнее время участились случаи фальсификации мясного сырья. А при производстве молочных продуктов наблюдается массовая замена молочного жира на растительный. Например, в сгущенном молоке с сахаром в отдельных случаях заменяется от 70 до 100 процентов молочного жира.

Корягин: Отдельно стоить сказать о мошенниках на потребительском рынке и преступниках, которые производят и торгуют откровенным фальсификатом, предоставляют лжеуслуги, например, в туризме и медицине. Преступность в потребительском секторе постоянно растет, причем во многих его сегментах. Например, за прошедший год участились случаи, когда потребителей обманывают фирмы, занимающиеся изготовлением кухонной мебели. Отсудить у них чего-либо по понятным причинам просто невозможно.  

Вопрос: Какие потребительские интересы в первую очередь затронул финансово-экономический кризис?

Железняк: Пострадали в первую очередь незащищенные слои населения. Они лишились ряда услуг, которые раньше им были доступны и получили рост цен на товары первой необходимости, продукты питания. Мы очень опасаемся, что часть предпринимателей будет компенсировать свои убытки в период кризиса за счет снижения качества, например, продуктов, что может быть опасно для здоровья людей. Пострадал, конечно, и средний класс. Опять же из-за роста цен и отсутствия возможности брать кредиты. Удивительно, что банки, которые сами получили поддержку от государства, такую же поддержку не спешат оказывать малому и среднему бизнесу. Если мы говорим о помощи, то эта помощь должна быть прозрачна и эффективна – доходить, в конечном счете, до потребителя. Очевидно, что необходимо поддерживать покупательную способность населения, что, в свою очередь, будут стимулировать производство. Сейчас обсуждается очень актуальный закон «О торговле», где мы пытаемся выстроить цивилизованную и сбалансированную систему отношений со всеми участниками потребительской цепочки: производители – поставщики – продавцы – потребители. Для нас очень важно, чтобы при рассмотрении этого закона было высказано и услышано мнение общественных организаций потребителей. В конечном счете, весь торговый бизнес строится в расчете на спрос потребителей, значит, их мнение необходимо учитывать в первую очередь.  

Корягин: Добавлю, что цены на продукты питания у нас растут большими темпами, чем в европейских странах. Согласно данным Росстата прошлого года продукты в России дорожали вчетверо быстрее, чем в странах Евросоюза. Разницей изменения курса валют здесь ничего не объясняется, также как и отсутствием у нас каких либо продуктов в достаточном количестве. В лидерах подорожания прошлого года, например, оказался – хлеб, а дефицита зерна у нас в прошлом году не было.  

Ашурков:   Уточню, по данным того же Росстата, опубликованным в уже этом году, в России цены на продукты питания в январе – апреле 2009 года росли уже в десять раз быстрее, чем в странах ЕС, а наибольший прирост цен наблюдается на овощи – 2,4%, а странах Евросоюза цены на овощи наоборот снизились на 0,1 %. В общем, индексы потребительских цен у нас различаются принципиально.


О ПОТРЕБИТЕЛЬСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Вопрос: В какой мере, законодательство о защите прав потребителей нуждается в совершенствовании? Какие остаются или появляются новые области потребительских интересов, не отрегулированные законодательно? 

Железняк:  Законодательство – это живой процесс и он всегда в какой-то мере отстает от жизни. Потребительское законодательство отстает именно в тех вопросах, которые до недавнего времени были четко поставлены. Это медицинские услуги, финансовые услуги, жилищно-коммунальная сфера. То есть это те сферы, где потребительское законодательство не применялось, а действовали, в основном, ведомственные инструкции. Именно здесь потребительское законодательство необходимо изменять.
Несомненно, что сам Закон «О защите прав потребителей» нуждается в серьезной доработке. Например, в законе используются понятия, не имеющие трактовки: работа, услуга, ремонтная организация, товар длительного пользования, проверка качества, дополнительная проверка качества, экспертиза. Не прописана ответственность изготовителя за нарушение обязанности изготовителя обеспечить возможность ремонта и технического обслуживания товара (статья 6) и много других пробелов и несоответствий.
Наша главная задача – сделать законодательство в области защиты прав потребителей понятным и легко применяемым, так как до сих пор много понятий, которые по-разному интерпретируются в досудебных разбирательствах и судебных процессах. Поэтому необходимо все нормы сделать однозначными. Во-вторых, процессуальные нормы нужно упрощать, что бы потребитель мог легко воспользоваться  правом на защиту своих интересов. Нужно помнить, что потребителю чаще противостоят опытные юристы, в том числе больших корпораций, то есть простому человеку в судах бороться очень трудно. Поэтому мы должны, совершенствуя законодательство, исходить из приоритета потребителя, в том числе и ходе судебных разбирательств.

Ашурков: С моей точки зрения, пока не существует эффективных законодательных механизмов для воздействия на недобросовестных производителей продовольствия, а также изготовителями, поставщиками и продавцами контрафактной продукции.

Корягин: Защищать национальных потребителей необходимо и через совершенствование антимонопольного законодательства. Например, влиять на снижение цен можно, в том числе создавая конкурентную среду для малого и среднего бизнеса. Поэтому я поддерживаю законодательные инициативы – поправки в Уголовный кодекс, разработанные Федеральной антимонопольной службой, которые вводят уголовную ответственность за ценовой сговор и недобросовестную конкуренцию. В целом же необходимо разработать концепцию совершенствования потребительского законодательства, на чем сейчас работают юристы Объединения потребителей России. Эта концепция будет представлена для широкого обсуждения в этом году.

Вопрос: Какие изменения в потребительском законодательстве ожидаются в ближайшее время?

Железняк: Мы готовимся к внесению достаточно серьезных поправок в потребительское законодательство. Часть из них будет касаться непосредственно Закона «О защите прав потребителей», часть касаться других законов, которые касаются прав потребителей – в области медицинских услуг, образования, финансово-кредитной сферы. Все эти направления сейчас прорабатываются. Надеюсь, что осенью предложения уже будут оформлены в виде законодательных инициатив. Но прежде чем они будут внесены в Государственную Думу, мы обязательно проведем их публичную общественную экспертизу с привлечением с привлечением общественных организаций потребителей, специалистов Роспотребнадзора, других заинтересованных организаций, в том числе предпринимательских объединений, чтобы предлагаемые изменения были максимально сбалансированы и проверены на их обоснованность и закономерность.

Вопрос: Сейчас обсуждается законодательство о государственном регулировании торговли, различные проекты закона о торговле, на сколько интересы потребителей учитываются при подготовке таких законодательных актов? 

Железняк: Мнения потребителей должны, в первую очередь, высказываться общественными объединениями потребителей – обществами защиты прав потребителей, их союзами и ассоциациями. К сожалению, такое мнение не всегда вовремя формируется и формулируется. Общественным объединениям потребителей не хватает целеустремленности и системности в работе на законодательном поле. Это, в общем - то, естественно. У бизнес - структур ресурсов больше, они более активные и опытные лоббисты. В чем выход для потребительских организаций? Нужно объединять усилия, вырабатывать консолидированные позиции по актуальным вопросам и активнее продвигать свои позиции через законодателей.

Корягин: Хотелось бы более конкретно ответить на этот вопрос. С моей точки зрения, мнение потребителей при разработке и принятии законодательных актов, которые непосредственно касаются потребительских интересов, практически не учитываются. Это уже стало традицией. Если бы в ряде случаев мнение юристов – практиков из общественных организаций учитывалось, то, не было бы таких проблем в применении этих законов в жизни. Приведу примеры. Закон 214, так называемый, - О долевом строительстве. После его введения  ситуация на первичном рынке жилья значительно ухудшилась, т.к. появились так называемые «серые» схемы продажи квартир – предварительные договоры купли-продажи, вексельные схемы. Потребитель теперь и вовсе ни чем не защищен – ни 214 Законом, ни Законом «О защите прав потребителей».  Далее – поправки в Закон «О защите прав потребителей», которые внесены в 2007 году, в частности в 18 статью закона, которая касается технически-сложных товаров, запутали ситуацию, так как что такое – технически – сложный товар до сих пор никто не знает, что к нему относится – не решили. Не решило, прежде всего, Правительство РФ, т.к. оно должно было принять соответствующее постановление.  Получается, что продавец, как ему выгодно, так ситуацию с таким товаром и поворачивает, а потребитель остается бесправным. 
Федеральный Закон «О розничных рынках и внесении изменений в трудовой кодекс Российской Федерации» - еще один пример. Закон вводит понятие – розничный рынок, определяя его как имущественный комплекс, предназначенный для осуществления деятельности по продаже товаров (выполнения работ, оказания услуг)… Возникает вопрос – а торговый центр – что это такое и попадает ли он под действие данного закона?
Управляющие кампании торговых центров считают, что данный закон на них не распространяется, так как торговый центр, в обиходном понимании, рынком не является.
Сейчас отменили применение кассовых аппаратов. Чеки потребителям будут выписывать от руки, по желанию потребителей. Как это будет на практике – похоже, никто не продумал. Прямое ущемление интересов потребителей.
Опасаюсь, что подобная ситуация может возникнуть и  при принятии закона о торговле. Интересы потребителей должны стоять на первом месте при разработке и принятии таких актов.
У продовольственных супермаркетов ряд негативных тенденций. И это очевидно для всех. Рост цен, засилье импортных продуктов, а, следовательно, вытеснение отечественных производителей. Полки заполнены консервами и полуфабрикатами, импортного производства, а свежих, «живых» продуктов местных производителей - минимум. В разы увеличилось количество жалоб, связанных с продажей просроченных продуктов питания. Как бы владельцы сетевые магазинов не пытались нас – потребителей убедить в том, что они стараются ради покупателей, на деле все обстоит иначе – прибыль и, причем максимальная – на первом месте.
Как уже сказал, Сергей Владимирович, нужна экспертиза таких законодательных инициатив общественными организациями потребителей. К сожалению, такая практика пока не сложилась. Представителей потребителей не включают даже в рабочие группы по разработке проектов законов. Видимо, справедливо опасаются, что если в работу включаться представители общественных организаций потребителей, то они смогут повлиять на ситуацию в пользу граждан.


ОБ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

Вопрос: Какую практическую роль в защите конкретного человека играют общественные потребительские организации? Могут ли общества реально помочь потребителям?

Корягин: К сожалению, возможности общественных организаций потребителей ограничены. Связано это с тем, что они совмещают в себе несколько функций – юридической помощи гражданам, просвещения потребителей, общественного контроля, взаимодействия с государственными структурами, участие в нормотворчестве. При этом практически все общественные организации существуют на принципе самофинансирования. Других источников нет. Это мало, кто понимает. Сейчас еще одна очень серьезная проблема – квалификация юристов, работающих в обществах потребителей. Она низкая. Эти сложности необходимо признавать. Вместе с тем, общественные организации остаются практически единственным защитником потребителей, так как адвокаты обычно требуют за свои услуги значительно больше вознаграждение, чем юристы обществ. Это объективная реальность, так исторически сложилось. Думаю, что и на ближайшее время объединения потребителей останутся самыми эффективными структурами самопомощи граждан. 

Ашурков: Есть другая сторона защиты – борьба с некачественным товаром, в первую очередь, продуктами питания, контрафактом и различными подделками, в том числе лекарственных препаратов. То есть защита широкого круга граждан, так называемого, неопределенного круга потребителей. Но в такой работе должны участвовать и предпринимательские структуры, заинтересованные в формировании правового и цивилизованного потребительского рынка.

Вопрос: Сейчас существует множество общественных организаций потребителей, которые занимаются проверками предпринимательских структур. Под предлогом не оглашения выявленных нарушений и пользуясь неосведомленностью предпринимателей, фактически занимаются сбором денег. Прокомментируйте, ситуацию. 

Железняк: Думаю, в любых организациях, в общественных также, существуют свои «паршивые овцы», которые под видом защиты потребителей, занимаются вымогательством под предлогом проведения каких-либо экспертных проверок. Понятно, что эта ложка дегтя не должна портить мнение о потребительском движении в целом, которое играет очень значимую роль. Но для того, чтобы таких проблем не было необходимо совершенствовать Закон «О защите прав потребителей» - чтобы фискальные функции не дублировались и не пересекались между общественными организациями и государственными контрольно-надзорными органами. А вообще в целом, конечно, нужно стремиться к соблюдению баланса интересов общества.

Ашурков: В течение последних трех – пяти лет на потребительском рынке сложилась устойчивая неправомерная практика со стороны многих общественных потребительских организаций по извлечению у предпринимателей денег посредством проведения проверочных мероприятий. Количество таких, фактически лжеобщественных  организаций, постоянно увеличивается. Проводимые ими многочисленные проверки не имеют ничего общего с защитой прав потребителей, а осуществляются только с целью получения денежных средств у предпринимателей в корыстных целях. Действия этих организаций наносят серьезный вред всему потребительскому движению, Обществу защиты прав потребителей Московской области в частности, так как формируют в предпринимательском сообществе негативное представление о работе всех общественных объединений, защищающих на деле интересы потребителей. 
Злоупотребления псевдопотребительских организаций заключается, главным образом, в присвоении ими при проведении проверок полномочий государственных контрольно – надзорных органов. Используя правовую неподготовленность сотрудников предприятий потребительской сферы, методы запугивания, угрозы (обещания передать акты в прокуратуру, УБЭП и т.п.) контролеры вымогают у предпринимателей деньги.
Негативная практика таких общественных организаций неоднократно рассматривалась различными органами власти и общественными объединениями, которыми проводилась разъяснительная работа среди предпринимателей. Однако количество неправомерных проверок, проводимых лжеобщественными организациями, по мнению участников потребительского рынка, постоянно увеличивается. Такое положение вызвало ряд принципиальных оценок со стороны различных органов региональной власти. В частности, в 2009 году - со стороны губернатора Курганской области Богомолова и депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга, которые также предлагают лишить общественные организации права проводить проверки торговых предприятий.
Необходимо отметить, что отмена возможности проводить проверки не сузит возможности защиты потребителей и не уменьшит права общественных организаций, так как согласно той же 45 статьи Закона РФ «О защите прав потребителей», общественные организации имеют большие полномочия, включая право на обращение в суд. При этом никто не может лишить общественную организацию права обращаться в правоохранительные органы и прокуратуру с заявлением как по фактам нарушения прав потребителей, так и любого закона в принципе.


Вопрос: Какова должна быть сейчас роль общественных организаций потребителей? Как оцениваете в целом этот общественный сектор? 

Корягин: Влияние общественных организаций на социально-экономические процессы крайне низкое. А только влияя на ситуацию в целом, можно по-настоящему полноценно отстаивать потребительские интересы граждан. Одной точечной юридической защиты на сегодня, безусловно, недостаточно. Кризис это подтвердил. Потребители – практически всегда остаются один на один со своими проблемами. Мнение общественных организаций потребителей на государственном уровне не звучит и не учитывается. Сложилась негативная практика формального отношения к объединениям потребителей. В серьез их почти никто не воспринимает, относятся как к статистам для различных мероприятий. Большой вред нашему движению наносят и лжеконтролеры, о которых уже говорилось. Поэтому роль и влияние общественных объединений потребителей в гражданском обществе, в социальных процессах страны необходимо существенно менять – делать потребительское движение значимым и влиятельным.
Также нужно вырабатывать новые формы защиты потребителей. Например, в судах дела рассматриваются крайне долго. И кто бы мне ни говорил, что большинство претензий потребителей удовлетворяются  фирмами в досудебном порядке, я никогда в это не поверю. Здесь желаемое выдается за действительное. Доля удовлетворения претензий, особенно серьезных на уровне досудебного урегулирования спора крайне невелика. Сейчас не буду вдаваться в детали, но во многом именно Закон «О защите прав потребителей» непосредственно стимулирует разрешение споров посредством судебных тяжб, направляет потребителя в суд. Как этого избежать? Ответ существует – посредством переговоров между потребителями и предпринимателями с участием посредников, через, так называемые, примирительные процедуры. Именно подобные процессы и являются признаками цивилизованности потребительской сферы. В частности, этом направлении Объединение потребителей России сейчас будет активно работать.

Ашурков: Главная наша цель – сделать потребительское движение массовым, активным и просвещенным. Массовости потребительскому движению не хватает. И никто, кроме нас самих наши интересы защищать не будет. Объединение потребителей России имеет свои региональные отделения в 52 субъектах России. Мы будем стараться распространить сферу нашей деятельности на все регионы. В связи с чем, призываем всех, кого интересует участие в потребительском движении, а это могут быть не только общественники, но и юристы и предприниматели (в итоге, мы все являемся потребителями), открывать новые региональные и местные отделения Объединения потребителей России. Мы – открытая организация.

Железняк: Я считаю, что у общественных организаций есть три очень важных задачи. Первая, как не странно, не помощь в судебной защите, а просветительская функция. Очень важно, чтобы люди знали свои права. Когда люди знают свои права, их гораздо труднее обмануть. Здесь нужно применять современные формы просвещения – Интернет, дистанционное обучение. Одна из таких форм – реализация проекта Партии «Единая Россия» - «Сеть правовой защиты потребителей», который успешно реализуется на территории Москвы и Московской области. Вторая задача – практическая помощь в досудебном и судебном порядке. Важно, чтобы такая помощь оказывалась на безвозмездной основе малоимущим и социально незащищенным гражданам. Государство, считаю, может оказать здесь поддержку общественным организациям в финансовом плане. И третья задача (о чем мы сегодня уже говорили) – принимать участие в нормотворчестве. Для меня, как депутата Государственной Думы, крайне важным является опыт и советы юристов общественных объединений потребителей, встречи с представителями этих организаций, которые имеют неоценимый практический опыт в защите прав потребителей. На этот опыт я рассчитываю, использовать его нужно активнее.
В заключение хочу призвать средства массовой информации активнее участвовать в работе, как по выявлению нарушений интересов потребителей, наших общих проблем, так и в освещении положительного опыта по защите прав потребителей. Спасибо!

 

 

    Яндекс.Метрика